"Горячая" линия
  

старше 16
ZP_banner_ishodnik-02.jpg

"Горячая линия":
8 (4212) 27-25-77 (в рабочее время)

"Горячая линия" по тестированию на коронавирусную инфекцию:
8 (4212) 27-09-44 (в рабочее время)


СТОП КОРОНАВИРУС

Единый консультационный центр Роспотребнадзора
8(800)555-49-43

Историческая справка о деятельности санэпидстанций Хабаровского края в период Великой Отечественной войны


 
10.02.2020

Формирование сети санитарно-эпидемиологических станций на территории Хабаровского края началось в 30-х годах ХХ века. К 1934 году почти во всех районах организуются государственные санитарные инспекции и эпидемиологические отделы при органах управления здравоохранением.

Однако именно на предвоенное и военное время выпал период активного расширения и укрепления санитарно-эпидемиологической организации.

Санэпидстанции в Хабаровском крае стали организовываться в период 1939 по 1942 год, сначала в Вяземском, Бикине, затем в городах Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре и Николаевске-на-Амуре. В 1943 году их было уже десять.

Все они не были самостоятельными, располагались в здравотделах или районных поликлиниках, штатные единицы не были полностью укомплектованы или укомплектованы частично специалистами, которые совмещали свою работу в здравотделах с работой в санэпидстанции, в штатах не было санитарных врачей и врачей-эпидемиологов. Они находились в составе здравотделов (эпидотделах и госсанинспекции), практически не было транспорта: автомашины единичные или вовсе отсутствовали, двуколки с упряжкой лошадей.

Городская санэпидстанция города Хабаровска считается открытой в 1941 году. СЭС II категории располагалась в помещении горздравотдела и обслуживала 5 районов города радиусом 15 км. О структуре и штате тех лет архивных данных не сохранилось.

В составе эпидотдела государственной санитарной инспекции действовал дезинфекционный пункт.

станция.jpg

Здание Хабаровской санэпидемстанции

Это было одноэтажное деревянное здание по ул. Шеронова 50, с наличием двух дезинфекционных камер и душем на пять душевых сеток.

Эпидемиологическая обстановка по ряду инфекционных заболеваний в основном была крайне неблагополучной.

На дезпункт были возложены обязанности по госпитализации инфекционных больных, организации и проведению заключительной дезинфекции, прививок против оспы, профилактическая обработка общественных мест, общежитий.

Подразделение длительно оставалось в бедственном положении. Вот выписка из отчета старшего госинспектора г. Хабаровска за 1942 год:

«Опоздание в госпитализации инфекционных больных было допущено в силу того, что мало машин, а конный транспорт количественно мал и качественно плох – четыре лощадки не обеспечены фуражом (нет овса), из трех имеющихся телег две требуют ремонта».

Санэпидслужба города Комсомольска-на-Амуре была организована в 1932 году приказом стройздравотдела Пермского района. А 17 марта 1941 г. приказом отдела здравоохранения города Комсомольска-на-Амуре от 17.03.41 № 12 организована Комсомольская-на-Амуре городская санэпидстанция в составе нижеследующих учреждений: санбаклаборатория, дезпункт, санпропускник, малярийный пункт, пастеровский пункт, коревой пункт, сантранспорт. Штат нового учреждения составил 42 человека. При этом сохранены городская и районные госсанинспекции.

комсомольск.jpg

Коллектив Комсомольской-на-Амуре санэпидстанции в 1942 г.

В 1941 году образована Нижнеамурская областная санэпидстанция, которая обслуживала Нижне-Амурскую область (г. Николаевск-на-Амуре и 6 районов).

Архивных данных того времени не сохранилось, однако о работе санитарного врача Нижнеамурской областной санэпидстанции (да, наверное, и многих других дальневосточных санэпидстанций) можно судить по воспоминаниям заслуженного врача РСФСР, ветерана труда Ольги Александровны Воскресенской.

«Как только началась война многих врачей из лечебно-профилактических учреждений и аппарата облздравотдела, мобилизовали на работу в военный госпиталь, войсковые санитарные части. Фактически я одна врач оставалась в аппарате (была забронирована по линии военкомата)...

Здравоохранение Нижне-Амурской области до войны и долгие годы после ее окончания находилось в тяжелейшем состоянии. Не хватало врачей, среднего медперсонала, лечебные учреждения размещались в ветхих деревяных помещениях без водоснабжения и канализации, с печным отоплением. Не было никакого транспорта.

Вознесенская.jpg

О.А. Воскресенская

Например, на станции скорой медицинской помощи была одна лошадь, которая обслуживала вызова на дому.

Связь с районами и особенно с северными (Охотским, Аяно-Майским,Тугуро~ Чумиканским) была крайне сложной, особенно в зимний период. Требовались большие усилия в части отправки в эти районы медикаментов, дезсредств, бакпрепаратов. Нередко из-за плохой связи с севером погибали больные, которым требовалась квалифицированная медицинская помощь.

В годы войны работала с очень большой нагрузкой. Кроме своей основной работы в аппарате облздравотдела по санитарному разделу, приходилось выполнять некоторую работу лечебного отдела (без всякого вознаграждения) - работала в инфекционном отделении. Кроме этого, зачастую дежурила по ночам в городской больнице.

Каждое дежурство для меня было тяжелым испытанием. Все отделения горбольницы были разбросаны по разным зданиям (домишкам). И вот ночью при полной светомаскировке города, утопая в лужах грязи, добиралась до отделения, куда вызывали дежурного врача. Особенно было тревожно, когда вызов поступал из родильного отделения.

Приходилось все выполнять, что заставляли. Даже была председателем областной абортной комиссии. Организовалась 2-х годичная школа по подготовке медсестер и я одна из первых была преподавателем этой школы. Ежегодно готовили общественных дезинфекторов.

Свою основную работу выполняла по вечерам, как правило, работали до десяти – одиннадцати часов вечера.

В районы выезжала или вылетала только в случае возникновения эпидемических вспышек. Активное участие принимала в проведении санитарного просвещена. Ходила по вечерам в общежития и бараки и проводила с рабочими беседы по профилактике инфекционных заболеваний. Аналогичную работу проводила и в поселках, когда выезжала в командировки.

Одной из главных задач органов здравоохранения в годы Великой отечественной войны была профилактика инфекционных заболеваний, недопущение возникновения и распространения эпидемических вспышек.

Я вспоминаю, какая была реакция на телеграмму Молотова из Москвы, которая гласила об обеспечении санитарно-гигиенического благополучия населения пунктов. Советские органы в этом деле активную помощь оказывали медикам и учиняли большой спрос с руководителей предприятий и хозяйственных организаций, не выполняющих санитарные нормы и правила. Руководители регулярно отчитывались о проведенных мероприятиях в исполкомах городского, районного, областного Советов депутатов трудящихся и были вынуждены порой лично проверять санитарное состояние своих территорий и сборников мусора и нечистот.

Эпидемиологическая обстановка в годы войны и особенно в последующие годы после окончания войны была в Нижне-Амурской области крайне неблагополучной и требовала большой энергичной работы со стороны санитарных органов и всех звеньев органов здравоохранения.

Повсеместно в области свирепствовали эпидемические вспышки кори, коклюша. С тяжелым клиническим течением протекали вспышки скарлатины, дифтерии. На высоком уровне держалась заболеваемость острыми кишечными инфекциями.

Положение еще осложнялось и тем, что в Николаевск-на-Амуре японцы и переселенцы из российских областей завезли брюшной тиф и паратиф.

Областной город Николаевск-на-Амуре при наличии плохого санитарно-гигиенического состояния (не было водопровода, канализации) фактически стал эндемическим очагом тифо-паратифозных заболеваний…         

Ежегодно в городе возникали вспышки брюшного тифа и паратифов "А"и ”Б", которые обусловлены были водным фактором передачи. В основном эти вспышки возникали среди жителей заводского поселка города, имеющего отдельный источник водоснабжения, где подача воды населению осуществлялась из речки Куэгда посредством механического сооружения без очистки и без систематического хлорирования.

Заболевания имели место и среди населения основного города, которые были причастны к этому же источнику водоснабжения.

Качество воды из р. Куэгда по бактериологическим показателям и содержанию хлоридов было крайне неблагополучным, титр кишечной палочки в весенний период снижался до 0,0004.

Следует отметить, что вода из р. Амур и грунтовые воды из колодцев в значительном проценте тоже не отвечали требованиям стандарта.

Высокий уровень заболеваемости брюшным тифом и паратифом в городе Николаевске оставался в течение ряда лет, пока не был решен вопрос со строительством городского водопровода и канализации.

В целях ликвидации эндемического очага брюшного тифа и паратифов в Николаевске органами саннадзора постоянно ставился вопрос на облисполкоме по улучшению санитарно-технического состояния источников водоснабжения. Предъявлялись необходимые требования к руководителям предприятий и хозучреждений, в части регулярной санитарной очистки территорий, благоустройства сборников нечистот. Осуществлялся постоянный лабораторный контроль за водоисточниками, использующимися для питьевых целей. При неблагополучных бактериологических показателях проводилось хлорирование водоисточников…»


Вернуться в раздел